Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to Творчество Николая Губина

Марш тысячелетия

Кто на сайте?

Авторизация






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Статистика

Пользователей: 397
Новостей: 376
Ссылок: 10
Посетителей: 523295
К 70-летию Николая Губина Печать E-mail

МЕЛОДИЯ  ТЫСЯЧЕТЕТИЯ

статья из научно-популярного журнала “ОРКЕСТР”

(N 3-4 2017 г)

 

      Много лет я считал днем рождения военного дирижёра Василия Ивановича Агапкина

3 февраля 1884 года, однако недавно, среди архивных документов, мной была обнаружена иная

дата – 2 февраля 1884 года. Раздосадованный явным промахом биографов, я принялся названивать Азе Васильевне Агапкиной, дочери композитора, и из её слов понял, что «точного дня рождения отца не знает никто, и что биографы основывались исключительно на семейных преданиях».

До поры до времени я отложил копию этого документа да и забыл о нем.

Вспомнил, когда готовил статью к 70-летию другого военного дирижёра – Николая Иннокентьевича Губина, известного своими работами по истории знаменитого марша ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ.

Как и В. И. Агапкин, он появился на свет 2 февраля, только на целую жизнь позже, в послевоенном

1947 году. Их судьбы были удивительно похожими. В детстве оба терпели нужду, страстно увлеклись музыкой и рано начали играть в профессиональном духовом оркестре. Оба тянулись к настоящей, серьезной духовой музыке, но с образованием повезло больше Н. И. Губину. Он окончил музучилище, а затем военно- дирижёрский факультет при Московской

государственной консерватории.

А вот с армейской службой вышло наоборот. Полковник Агапкин проносил погоны с золотой лирой всю жизнь, а майор Губин – только двадцать пять лет. Оба служили в армии военными дирижёрами, писали музыку для духового оркестра, концертировали, но у каждого была своя судьба и свой взгляд на историю.

Впрочем, есть и различие: Агапкин не написал ни одной литературной строки, Губин же владел пером профессионально.

Хочу особо выделить его сборник стихов “ Полёт

над Землей ”, удостоенный диплома Российского

Императорского Дома и Её Императорского Высочества Великой Княгини Марии Владимировны

(2014). Этот поэтический цикл посвящен 100-летию марша ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ и вошел в сборник “Наследие” своеобразной исторической летописью

 

Тамбов. 1912

 

Семафоры мигают тревожно,

Серый свет на платформу упал,

Эшелон подают осторожно

На центральный Тамбовский вокзал.

Грусть ладонями-крыльями машет,

И ломает слеза чью-то бровь,

И в щемящем, пронзительном марше

Чья-то вера, надежда, любовь,

Хмурый город причины не знает,

Но уже понимает без слов,

Что «Прощание славянки» играют

Трубачи, провожая бойцов.

 

Эти строки  напрочь опровергает сложившееся в мемуарной литературе мнение о первом исполнении марша в городе Симферополе в 1912 году.

Опираясь на свидетельства тамбовских краеведов, перо поэта чётко обозначает проводы добровольцев Тамбовского гарнизона на Балканскую войну.

Что же касается времени первого издания марша, то из того, что по этому поводу написали авторы книг о В. И. Агапкине и его знаменитом марше, сложилось и закрепилось следующее представление. После того как из-под руки В. Агапкина вышли первые нотные

наброски марша, рукопись была обработана и инструментована Я. И. Богорадом в Симферополе. Поздней осенью 1912 года марш уже прозвучал в исполнении оркестра Я. И. Богорада в Симферополе, на берегу речки Сливянки, а зимой 1913 года – в исполнении

оркестра, где служил Василий Агапкин, в Тамбове.

Попробуем проверить эту версию. Я просмотрел в Российской государственной библиотеке (нотно-музыкальный отдел в доме Пашкова) в Москве все имеющиеся там материалы, связанные с Я. И. Бого-радом. У этого владельца «Бюро инструментовки пьес и издания нот для военной музыки», которое было до-статочно известно и в России, и за её пределами, как  оказалось, был хорошо поставлен учёт клиентов, обращавшихся в его

контору. Так, например, его частым клиентом был В. В. Лейсек (около

60 трудов). Много было издано для духового оркестра инструментовок произведений П. И. Чайков-ского, Н. А. Римского-Корсакова, М. И. Глинки, М. А. Балакирева,

И. Кальмана, А. С. Даргомыжского, Ф. Шуберта, Дж. Сузы. Есть среди изданий и собственные произведения. Так вот, оказалось, что среди обращавшихся к Я. И. Богораду авторов-композиторов, имя В. Агапкина вовсе не упоминается.

Степанов в своей книге утверждает, что ученик Я. И. Богорада,

Нагорный, который впоследствии стал военным капельмейстером, видел поздней осенью 1912 годав квартире своего учителя «бравого военного с усами». К сожалению, ни подтвердить, ни опровергнуть этого сейчас уже невозможно, но есть основания усомниться в словах Степанова.

Во-первых, право на художественный вымысел.

Во-вторых, «бравым военным» мог быть и В. В. Лейсек, который был постоянным клиентом

Я. И. Богорада и неоднократно посещал своего товарища, проезжая из Ташкента в Прагу через

Симферополь.

И, в-третьих, мала вероятность поездки В. Агапкина в Симферополь, когда и в Тамбове в то время были и местные композиторы и инструментовщики.

Мог ли В. Агапкин обратиться за помощью к своему капельмейстеру Милову? Мог. Мог ли В. И. Агапкин обратиться за помощью к своему преподавателю в училище Ф. Кадичеву? Мог. В конце концов, первые издания марша говорят о том, что созданы они в московских типографиях, а не в Симферополе.

Таким образом, вышеприведённое хорошо укоренившееся в литературе мнение о том, что к обработке и первому исполнению марша был привлечён Я. И. Богорад, остается противоречивым и спорным.

Версия Н. И. Губина, изложенная в стихотворении “Тамбов. 1912”, представляется мне более правдивой.

С 1972 года Н. И. Губин в Москве. В самом сердце оркестровой службы Вооруженных Сил.

Радуясь обилию информации, часами просиживает в библиотеках, изучая биографию В. И. Агапкина и исследуя социальный феномен его марша. Особенно привлекателен для него тамбовский период в жизни и творчестве молодого музыканта. Именно в это время сочиняется будущий знаменитый марш.

После посещения могилы В. И. Агапкина Н. И. Губин пишет:

…Родился марш очень красиво, на волне славянского патриотизма, и у его колыбели

долго и заботливо хлопотала умная и талантливая женщина с древнерусским именем Ольга.

История эта весьма романтическая.

Когда военный музыкант Василий Иванович Агапкин, мечтая выучиться на капельмейстера,

приехал в Тамбов, он был зачислен штабс-трубачом 7-го запасного кавалерийского полка. Стройный красавец в военной форме, заставлявший своей певучей трубой замирать женские сердца, не остался без внимания тамбовчанок, и однажды подошла к нему с нотной

тетрадкой лучшая городская модистка Оля Матюнина. Поговорили они о музыке, о жизни, и вскоре запела серебристая агапкинская труба уже совсем другую песню.

Заботливая жена одела мужа с иголочки, купила в комиссионке рояль с кипой старинных нот и стала готовить будущую знаменитость к поступлению в музыкальное училище. Церковно-приходская школа давала лишь начальное образование, а для поступления нужны были минимум четыре класса гимназии. Ольга попросила подругу-гимназистку и та стала заниматься с В. Агапкиным по недостающим предметам. Готовился Василий Иванович как одержимый и осенью 1911 года поступил в Тамбовское музыкальное училище на медно-духовое отделение. По счастью, бравый кавалерист-музыкант попал в класс известного педагога Федора Кадичева. Именно Федор Михайлович привил своему талантливому ученику основы сочинительства и обучил начальной технике дирижирования. К чести преподавателя, студент Агапкин быстро усвоил все необходимые учебные дисциплины, добросовестно изучил композиторский опыт отечественных и зарубежных мастеров, и уже через год стал пробовать свои силы в сочинении прикладной музыки для военного оркестра. Приближался столетний юбилей Бородинского сражения, и желание молодого музыканта создать героико-патриотическое произведение в жанре духовой музыки на этом фоне выглядит вполне естественным.

Чуть позже возник еще один фактор, побудивший В. Агапкина к написанию знаменитого теперь марша. В те годы в России внимательно следили за военными действиями, которые вели народы Балкан против турецкого ига. Болгария, Сербия, Черногория и Греция боролись за полное освобождение от пя-тисотлетней османской тирании. Следом вспыхнула

первая мировая война, и В. И. Агапкин откликнулся на эти события сочинением марша с использованием образно-интонационного материала патриотических произведений Л. Бетховена и П. И. Чайковского.

Марш есть марш, и без героико-патриотического содержания его не бывает. К сожалению, в этот период молодую семью Агапкиных постигло несчастье, и, может быть, именно по этой причине в мелодии марша появился маленький, щемящий душу, знаменитый «славянковский» форшлаг (конец цитаты).

А затем все смешала кровавая круговерть войн и революций.

 В. Агапкин едва не был расстрелян во время антоновского восстания. Да, и тут выручили

Бог, жена и заветная труба. Послушав, как композитор исполняет на трубе знаменитый марш «Прощание славянки», братья Антоновы отпустили его на свободу.

Когда закончилась гражданская война, молодому талантливому музыканту доверили один

из лучших оркестров Тамбовского гарнизона.

В 1922 году оркестр, руководимый В. И. Агапкиным, выиграл смотр-конкурс в Москве, и судьба

капельмейстера снова сделала крутой поворот. Ему поручают создать военный оркестр ВЧК.

В столице Василий Иванович смог, наконец, серьезно заняться сочинением музыки и особенно преуспел в жанре вальса. Из под его пера один за другим выходили настоящие шедевры жанра: «Голубая ночь», «Старинный вальс», «Волшебный сон». Эти произведения полюбились московской публике и часто исполнялись с эстрады сада «Эрмитаж», где регулярно

выступал его оркестр. По традиции, заложенной ещё в Тамбове, все выступления обязательно заканчивались исполнением марша «Прощание славянки».

Надо сказать, что эта традиция соблюдается в русской военной музыке и сегодня. Даже Юбилейный парад в честь 65-летия Победы в Великой Отечественной войне, событие планетарного масштаба, завершился тысячетрубными звуками «Прощания славянки».

А вот на эстраде «Эрмитажа» традиционная концовка выступлений творческих коллективов стала забываться. А зря. Может быть, в год очередного юбилея «Славянка» вновь займет свое

законное место в программах концертов знаменитого московского сада? И будет неустанно напоминать людям о беспримерной самоотверженности простых русских женщин, на чьи хрупкие плечи война с беспощадной жестокостью взвалила судьбы фронтовиков – инвалидов и малых беспризорных детей…

 

Москва. 1945.

 

Конец войны.

Суровая Таганка

Цветами и улыбками бурлит,

А у метро «Прощание славянки»

Играет на гармошке инвалид.

И в такт мехам

Потрепанной тальянки,

Склоняется седая голова.

Роняет слезы гордая славянка,

И обнажает головы Москва…

 

Благодаря исследованием Н. И. Губина стало известно, что осенью 1941 года, из страха

за судьбу детей, Ольга Агапкина сожгла рукопись партитуры марша. Но рукописи не горят,

и уже через несколько недель марш восстал из пепла в звуках исторического парада на Крас-ной площади, вдохновляя бойцов, уходивших прямо на передовую линию обороны Москвы.

Так и прошагал он с ними через всю Европу фронтовыми дорогами, на крыльях Победы

перелетел через океан, и навсегда поселился в сердцах американских фронтовиков. Дочь ком-позитора рассказывала, как однажды в Нью-Иоркском метро она остановилась послушать

бродячего аккордеониста, и произошло чудо: музыкант, даже не догадываясь кто стоит рядом, вдруг заиграл русский марш ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ, некогда написанный её отцом…

Не чужды поэту и суровые лирические строки

современных войн, наполненные возвышенными

звуками агапкинского творения.

 

На воинском кладбище. 1996.

 

Нынче на воинском кладбище

Вдовам чины – не указ,

Нынче на воинском кладбище

Щедрится Яблочный Спас.

Гнутся деревья от тяжести

Зрелых, душистых плодов.

Спят боевые товарищи,

Не нарушая рядов

Ходят к могилам славяночки

С горькой, обидной судьбой.

Падают яблочки в ямочки,

Падают Божьей слезой…

 

Я был на Чеченской войне, многое видел, но всякий раз, когда читаю эти строки, хочется встать и снять шля-пу. Перед глазами возникает молодая вдова, рыдающая на могиле десантника, а в ушах начинает звучать высокий и скорбный марш штаб-трубача Василя Агапкина.

В период с 1995 по 2010 год поэт пишет в защиту марша и его автора ряд острых публицистических статей, создает серию поэтических и прозаических

сборников, пишет мемуары.

В 2010 году майор запаса Н. И. Губин основал международное профессиональное интернет-сообщество «Военные капельмейстеры рубежа тысячелетия”.

Офицеры сообщества первыми вошли в государственные органы с инициативой проведения ежегодного Международного фестиваля духовых оркестров имени В. Агапкина.

С 2011 года особое место в творчестве Николая Губина занимает многолетняя перманентная работа над контентом музыкально-общественного интернет–

сайта МАРШ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ. Первоначально сайт был посвящен 100-летней истории русского военного марша «Прощание славянки», однако всесторонние

исследования социальной сущности вопроса постепенно стали доминировать, и ныне сайт превратился в настоящую музыкально-общественную трибуну для двухмиллионной аудитории почитателей марша из разных стран мира.

С 2012 года автор и владелец сайта – бессменный координатор интернет – акции ДНИ ВСЕМИРНОГО ИСПОЛНЕНИЯ РУССКОГО ВОЕННОГО МАРША «ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ». Акция проводится по всему миру в дни Международного фестиваля духовых

оркестров им В. И. Агапкина на родине марша – в городе Тамбове.

Поистине удивительна судьба этого сверхпатриотического произведения. Десятки легенд опутывают историю его написания. В зависимости от социального заказа ему приклеивали то белые, то красные ярлыки, не понимая, что этот марш по сути есть и всегда

был исконно русским, и потому востребованным во все времена.

Прочно вросший в поэтику духового оркестра, марш Василия Агапкина популярен и по сей день, и не только в России, но и в других странах.

Наберите в любой поисковой машине два магических слова «Прощание славянки» и компьютер тут же выбросит десятки ссылок на разных языках мира.

И вот маршу уже без малого сто пять лет.

Что для Истории этот срок? Мгновение…

Вот как писал об этом сам Николай Иннокентьевич

Губин, когда посетил открытие памятного барельефа

Василию Ивановичу Агапкину.

 

Мы встретились. Привет, Василий!

Цветы неспешно положу,

Тебе, Скорбящий по России,

Как капель капелю скажу:

Прошли года, твой марш играют

По всей Земле, ты знаменит,

Пусть про меня никто не знает,

СЛАВЯНКА нас тобой роднит.

Перо строчит не уставая,

Уж много лет пишу о том,

Как ты, Россию опевая,

Под Божьим вырастал перстом.

Так думал я у барельефа,

Сверяя наши две судьбы,

А сквозь года пронзался эхом,

Мотив агапкинской трубы…

 

Поэт явно поскромничал. К тому времени он уже был маститым автором. Его перу принадлежали семь поэтических сборников, а его персональный сайт «Лира на погонах» насчитывал около трехсот тысяч посетителей.

Но главное место в его творчестве всю жизнь занимал легендарный агапкинский марш.

 Жизнь музыкальных произведений измеряется иными, вневременными мерками. Они либо умирают «во младенчестве», либо живут вечно. «Прощание славянки» – типичный тому пример. По воле Бога скромное музыкальное произведение, родившееся от любви военного трубача и простой модистки, стало всемирно известным и всенародно любимым «перонным» маршем,

получив от радиостанции «МАЯК» уникальный исторический титул «Мелодия тысячелетия».

 

К И  Черток М.Д. Мелодия тысячелетия // Оркестр. М. 2017, № 3-4 (48-49). С. 19-21.  

 

 
След. »

Литературные новости

Останови курсором
14.09.2013 г.

Поздравляю всех с чудесным праздником Рождества Христова! слава в Вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение!

НИКОЛАЙ ГУБИН

Здравствуйте, Николай Иннокентьевич! Сообщаем Вам, что редакционная комиссия рассмотрела произведения, размещенные на Вашей авторской странице на портале Стихи.ру, и приняла решение номинировать Вас на литературную премию имени Сергея Есенина «Русь моя».

Автор приносит благодарность коллективу Российского Рогового Оркестра, посвятившего в одной из гастрольных программ старинный марш ЕГЕРСКИЙ Николаю Иннокентьевичу Губину

 

 

 

 

 Николай Иннокентьевич!
 Сообщаем Вам, что Секция прозы РСП приняла реш

ение рекомендовать Вашу кандидатуру в Российский союз писателей.

 
 
 
 

>






Новую статью Николая Губина из цикла "У истоков СЛАВЯНКИ" читайте в рубрике  "ИЗ ПОСЛЕДНЕГО"



Улыбки друзьям

Логопеду Ольге Ходаковой

Николай Губин
 
 
Прекрасной феей с монитора,
Явились Вы…
Я враз застыл,
В предчувствии крутого разговора,
Остолбенел, 
И вдруг - заговорил!


Липецк
2013 г


© Copyright: Николай Губин, 2013
Свидетельство о публикации №113120907567
 

Картинная галерея

Фото разных лет